margabeja: (Default)
[personal profile] margabeja
понравилось. Отсюда

Умерла Валерия Ильинична Новодворская – вот только что сообщают. Если правда о том, что сообщают, что она умерла во время обследования от инфекции, то прежде всего возникает вопрос о качестве наших больниц такой же, как после смерти Александра Починка, потому что, ну, извините, ну, вот, как можно умереть от инфекции, легши на обследование? В какой это может произойти больнице? Ну, я понимаю, что это может произойти в Нигерии. Наверное, это может произойти в Колумбии. Печально, что это может произойти в России. Это как с Александром Петровичем Починком, который лег в 71-ю больницу сделать стентирование. Но операция, которая, конечно, не амбулаторная, но, в общем, извините, провел сутки в стационаре и пошел домой. И Починок, делая в пятницу вечером, и на понедельник у него были назначены встречи. А потом у него начал развиваться инсульт, который является одним из основных осложнений при стентировании. То есть в учебнике в интернете написано, что это одно из основных осложнений, которое диагностируется неврологом на раз, да? И в течение нескольких часов, почти полудня не было невролога. Лечащий врач хлопал глазами. Понятно, что это не очень хорошо, если у тебя после стентирования начинается инсульт. Но поскольку это был геморрагический инсульт, поскольку это было свободное кровоизлияние… Ну, то есть, извините, достаточно было проделать дырочку и дать стечь крови, и это было бы… Ну, конечно, Починок уже не день бы провел в больнице, провел дольше, но это было бы без последствий или практически без последствий.

То есть там, вот, врачи не просто прохлопали, а прохлопали свою основную обязанность. Человек умер у них на глазах и они ничего не сделали. Только уже вечером спохватились, вечером вызвали невролога и ему было достаточно секунды, чтобы поставить диагноз.

А потом, вот, про все эти замечательные случаи слышишь, а потом слышишь какого-нибудь нашего министра здравоохранения, который рассказывает, что у нас такая же высокая медицина как во всем мире, и не надо никуда возить детей и так далее. А потом слышишь какие-нибудь частные истории про тещу одного из ведущих лиц государства, к которой привезли израильского доктора. А когда израильский доктор посмотрел анализы, выданные ему, сделанные на российской аппаратуре, то он сказал «А это что такое?» И пришлось следом кроме самолета, на котором привезли израильского доктора, везти второй самолет с соответствующей медицинской аппаратурой.

Самая потрясшая меня новость на этой неделе – это, конечно, Следственный комитет, который обвиняет украинскую летчицу Надежду Савченко в пособничестве в убийстве российских журналистов.

Ну, две истории тут драгоценные фактически. Одна – это, конечно, тот факт, что Надежда Савченко, которая была взята в плен повстанцами… Напомню, что она – летчица, которая воевала в Ираке, но взяла отпуск и пошла добровольцем в батальон Айдар и была взята в плен. Что эта женщина оказалась на российской территории при том, что, как уверяет господин Маркин, у нас никто там в Украине не сражается и вообще все слова о том, что кто-то сражается в Украине… Как у нас там сказал господин Маркин? «Сообщения о погибших на Украине россиянах – результат украинской пропаганды, чтобы показать якобы имеющее место участие России в конфликте».

Но так как Россия в конфликте не участвует, эти замечательные люди не имеют к нам никакого отношения, но женщина, взятая ими в плен, каким-то образом оказывается на территории Российской Федерации. И не моргнув глазом, наш Следственный комитет заявляет, что она пересекла границу в качестве беженки. Это женщина-то, которая взяла отпуск, чтобы сражаться добровольцем. Ну, просто, знаете… Как там было сказано Владимиром Владимировичем? «Геббельс – талантливый человек, который добивался того, что хотел».

И второе, конечно, совершенно потрясающее обвинение – обвинение в убийстве российских журналистов. Почему именно российских? Почему не покушении на Кеннеди? Почему не устройстве терактов вместе с Басаевым? Ну, ответ, очевидно, такой, что поскольку по утверждению господина Маркина не существует в Украине россиян, которые сражаются на Донецкую республику, нельзя же предъявить ей обвинение в убийстве тех, кого нету по мнению Следственного комитета в Украине. А предъявлять ей обвинения в убийстве там украинцев, ну, как-то странно совсем на территории другой страны. И, вот, выбраны российские журналисты, потому что это, как бы, единственное, чего можно предъявить. И это производит, конечно, абсолютно чудовищное впечатление. Самое чудовищное впечатление производит причина этого обвинения, потому что она кажется вот такой мелкой личной местью за поведение Надежды Савченко.

Потому что вы можете посмотреть в интернете ролик ее допроса, на котором она держится поразительно гордо как Жанна д’Арк такая при том, что она совершенно спокойно говорит «Я думаю, что вы меня расстреляете». И на вопрос «А кто сражается против нас?» (в смысле против Донецкой республики) отвечает «Вся Украина».

Это разительно контрастирует с тем, как вели себя другие российские журналисты, в частности журналисты Второго канала, ВГТРК на аналогичном допросе, только с украинской стороны, когда… Ну, скажем так: да, эти ребята не Геббельсы. То есть там сидит такой репортер, который в ответ на вопрос «Вот, вы рассказывали про фосфорные бомбы, которые применяла украинская армия. Откуда вы это взяли?» он честно говорит «Да нет, я типа, вот, из Донецка не выезжал. А темы, которые я озвучивал, мне спускали из Москвы. Мне из Москвы велели сказать про фосфорные бомбы» — «То есть вы сами этих фосфорных бомб не видели?» — «Нет» — «А, так сказать, картинка откуда взялась?» — «А картинку накладывали в Москве».

То есть, ну, такая потрясающая сдача всего и вся (как я и говорю, не Геббельсы), что видно, что, ну, этот человек… Ведь, ему же тоже, мягко говоря, не угрожает смерть, судя по всему. Он просто так устроен, это его цена. И, вот, контраст поведения Савченко по сравнению с этими людьми, видимо, и послужил поводом для этой мести.

Но, собственно, это вот такие, чисто технические моменты, а я хочу сказать более страшную вещь. Вот, есть такая вещь, которая называется рыцарство, рыцарское поведение по отношению к противной стороне, которое, в общем-то, давно отличало человечество, которое отличает все эпосы, которое отличает Илиаду и Одиссею, которое отличает поведение там русских и французов в войне 1812 года или там Петра Первого по отношению к шведам, которых он, помните, принимал в своем шатре после битвы? А король Эдуард Третий после битвы при Кале, 1349-й год вместе со своим сыном Черным принцем тоже принимал в своем шатре побежденных рыцарей. Причем, они (король и сын его) не сели, пока… Они подавали блюда. И пока первую перемену блюд побежденные не съели, они просто не садились – они были на положении слуг.

Вот в этих двух, конечно, принципах подхода к пленным (там, Эдуарда Третьего и господина Бастрыкина), конечно, разница между психологией рыцаря и тем, почему вот то, что происходит сейчас в Украине (эта российско-украинская война), почему она не может родить героев. Даже Гиркин-Стрелков не может стать героем. Хотя, хотел бы очень. Потому что…

Вот, понятно, что я упрощаю, потому что есть дегуманизация противника, лишение его человеческих черт, зачисление в штат нелюдей, которое, конечно, началось не с российско-украинской вот этой квазивойны, по крайней мере с франко-прусской.

Как я уже сказала, действительно, в течение тысячелетий образ противника преимущественно героизировался, потому что людям, сходившимся в рукопашную, было важно возвысить врага, потому что чем героичней враг, тем героичней победа. А после того, как судьбу стала решать дальнобойная артиллерия, воины перестали видеть друг друга в лицо и рыцарство умерло, и наступила демонизация. И там уже в Первую мировую войну английская и французская прессы писали о немцах исключительно гадости, часто, как правило, заслуженные. Во Вторую – тем более, еще более заслуженные. И, конечно, помимо дальнобойности артиллерии это было связано с массовостью армии, потому что чем массовее армия, тем хуже она относится к противнику. Чем она эксклюзивней, тем больше профессиональные военные склонны уважать противника.

И вот удивительно. Ведь, ни одна культура в современном мире не доходила до такой систематической дегуманизации противника, несмотря, все-таки, на весь XX-й век, как советская армия и исламские террористы. Потому что, все-таки, вся советская пропаганда в период сталинской подготовки к завоеванию мира во время индустриализации, осовиахимизации СССР на том, собственно, и строилась, что за границей буржуйные нелюди. Красная армия, имевшая среди всех тогдашних армий наибольшее число офицеров на число солдат, была как раз настроена на то, чтобы само начальство осталось подальше от гущи боя, чтобы солдат посылать в пекло. Отсюда бессмысленные атаки на неприступные заграждения и минные поля, по которым Красная армия наступала, цитирую Жукова, «так, как будто их не было», разминируя их своими телами.

И вот замечательный рассказ Дмитрия Орешкина «Да расходуй живую силу и отступаем на переформирование». И паника в первые дни войны, когда у товарищей генералов, видите ли, не было связи с войсками. И массовые изнасилования в Восточной Пруссии, потому что, распрямляясь, смертник много чего творит. Вот, без того не рыцарский XX-й век, Красная армия была самой не рыцарской из возможных армий.

Это я вам говорю потому, что в конечном итоге это не рыцарское начало Советский Союз и погубило не меньше, чем экономическое отставание. Потому что война невозможна без славы. А слава невозможна без героизма. А какая в Афгане могла быть слава, когда на кладбищах памятники сносили, если на памятнике было написано «Погиб в Афганистане»? Какая могла быть слава в Афганистане, если советский полк сражался против душманов, тут же в спину советскому полку стрелял Царандой, афганская милиция, а потом по радио советский полк слушал, что это афганцы, то есть Царандой, стрелявший им в спину, одержал победу.

И, к сожалению, очень страшная вещь, что вот эта демонизация противника – она никогда не бывает не взаимной. Если ты относишься к противнику как к нелюдю, то рано или поздно он начинает как к нелюдю к тебе. И если ты всё время пишешь про украинских фашистов и украинских карателей, то в ответных комментах ты рано или поздно получишь, причем от большого количества людей, слова типа «Вас, кацапов всех убивать надо».

Вот в этом смысле чеченская война была очень показательной, потому что как мне ни приятно это не признавать, но в начале чеченской войны если не все, то, скажем так, значительное количество чеченских полевых командиров, несмотря на мусульманство, так сказать, кавказские обычаи и всякие прочие вещи, одни демонстрировали свое рыцарское превосходство над вот этими зеленоротыми солдатиками, отпуская их очень часто. То есть были чеченские командиры, которые отпускали, давали денег на дорогу.

Это было, конечно, формой издевательства, формой демонстрации превосходства: пусть за тобой твоя мамочка приедет. Бывали случаи, когда офицерам давали деньги на дорогу – это, конечно, был способ унижения, но, так сказать, в это время вот этим самым зеленоротым солдатикам внутриармейская машина пропаганды рассказывала, что чеченцы вспарывают животы и так далее, и так далее. Они еще не вспарывали, а если вспарывали, то очень редко.

Когда в ответ на эту пропаганду началось массовое поведение российской армии российскими забитыми солдатами так, как они себя вели, когда начались зачистки в селах, разумеется, далеко не мирных селах, но, все-таки, это были зачистки женщин и детей. Когда начали брать, сажать в ямы пленных в Ханкале и продавать их живых или мертвых потом родственникам за деньги, то после этого, конечно, у всей Чечни коллективно снесло крышу и вот это рыцарское отношение кончилось. Как я уже сказала, никогда не бывает, если вы относитесь к противнику как к нелюдю, что он вам не будет тем же платить. И, к сожалению, весь расчет современной российской пропаганды в отношении Украины на этом и строится, что если вы всех будете называть украинскими карателями, то рано или поздно вам обратно прилетит.

И, вот, да, тем не менее, мы видим… И Кремль, собственно, идет строго по тому же пути как было в Афгане, как было в Чечне. Еще раз я говорю, что даже фантастическая вещь: те люди, которые поехали воевать в Украину, господин Маркин… Простите, это был не господин Маркин, это был официальный представитель МИДа РФ Александр Лукашевич. Я перед господином Маркиным прошу извинения. Это соврал Лукашевич.

И, вот, господин Лукашевич говорит, что, значит, сообщения о погибших на Украине россиянах – результат украинской пропаганды. Слышите вы все, которые приехали в гробах в Россию, и их родственники? Это результат пропаганды.

И, конечно, как я уже сказала, даже тут случае с Надеждой Савченко выходит за грань, потому что, ну, что делала Савченко? Воевала. С кем? Да если с русской армией, то она – военнопленная. Если она воевала с неизвестно какими людьми, которые на территории ее страны захватывают административные здания с оружием в руках, пытают людей, прикрываются мирным населением как живым щитом, то она воевала против террористов.

Зуб даю, долго сидеть Савченко не будет. Вот, это видео допроса героической летчицы – оно вызвало такой ажиотаж в Украине, что Савченко стала национальной героиней. Ее освободить будет первое требование гражданского общества к Порошенко. В итоге Савченко, я думаю, просто разменяют, там, отошлют широким жестом. Выдернут из подвала, посадят в президентский самолет. Вот так Каддафи и Лукашенко отсылали Путину своих заложников (русских, естественно).

Но вот предъявляя Савченко обвинение, Кремль просто задает такую тему для торга. Это такая дипломатия, как ее понимают некоторые весьма специфические правители.

Ну, собственно, отчего я это всё рассказываю? Это очень важный мессадж, который я хочу сказать. Дегуманизируя противника, рассказывая сказки о зверствах карателей, от которых неопознанные добровольческие субъекты спасают жителей Донецка. Хотя, как замечательно заметил Александр Невзоров, на этой неделе выяснилось, что, вот, жителей города Славянска спасали от 4-х тонн гуманитарных сосисок.

Предъявляя фантастические обвинения военнослужащему другой страны, захваченному на территории этой страны боевиками, Кремль только думает, что он унижает противника. На самом деле, он унижает себя.

Вот, Гиркин-Стрелков может сколько угодно играть в реконструкции, воображать себя последним офицером Деникина. Но к сожалению, ничто так не свидетельствует о маргинальности и непрофессионализме тех, кто сражается в Украине, как их отношение к противнику как к нелюдю, потому что такое отношение свойственно люмпенам, маргиналам, уголовникам, террористам всех мастей. Оно было очень популярно в той же Чечне у ваххабитов, потому что когда оказывалось… Как воспарили в душе уголовники, когда оказалось, что, оказывается, они крадут людей не просто так, а во благо Аллаха. И когда имамы советуют, чего там во благо Аллаха надо отрезать у этого заложника. Это отношение не свойственно профессиональным военным.

Вот с таким отношением бизнесменов сажают в подвал, вымогают у них деньги, держав не возрождают. И Новороссии не создают.

Это очень, на мой взгляд, серьезный мессадж, потому что лозунгом современного общества является иногда слово «справедливость», особенно социальная, иногда «правда», особенно информационная.

Я не уверена в существовании справедливости. Я не уверена в существовании правды, хотя, есть приближение к правде. Но я уверена в существовании чести. Нет справедливости, нет правды, но есть честь, потому что честь – это поведение человека по отношению прежде всего к своим противникам.

И вторая история… Собственно, что за эту неделю произошло в Донецке, куда ушел Гиркин-Стрелков из Славянска? Ну, насколько я понимаю, Стрелков закрепился в Донецке, выгнал оттуда господина Ходорковского, главу батальона «Восток». Тот убежал в Макеевку. Люди Стрелкова в Донецке ведут себя максимально прилично, особенно по сравнению с тем, как прежде себя вели люди в Донецке. То есть прекратились или почти прекратились всякие разбои в магазинах, пьяная стрельба в очередях. Там если те боевики Стрелкова ездят на такси, они платят за такси. Если они стоят в очереди в супермаркете, они платят за продукты. Это следствие той дисциплины, которую водворил Стрелков. Как я уже сказала, учитывая, так сказать, с какого рода маргиналами он имеет дело, это, в общем, фантастическая вещь. И тут на днях были опубликованы ехидные бумаги о том, как полевой трибунал Стрелкова на основании законов 1941-го года о чрезвычайном военном положении расстреливал человека там, по-моему, за кражу пары трусов. А это, конечно, жестоко (расстрел за кражу пары трусов), тем более, что я прекрасно понимаю, что боевики Стрелкова тоже много чего отмачивали и тем более окружающие его боевики. Да? Если Стрелков расстреливает человека за кражу пары трусов, то вопрос: а что он сделал с человеком с позывным Север и с позывным Дон, который украл нашего корреспондента «Новой газеты» Павла Коныгина?

Ладно украли! Это-то было там для революционной сознательности. Но, ведь, эти двое с позывным Север и позывным Дон, на самом деле, воспользовались этой кражей только затем, чтобы получить с него тысячу долларов. Это была чисто бандитская история. Тогда их, наверное, тоже надо было расстрелять господину Гиркину – это даже не две пары трусов или одна пара.

Но тем не менее, вот, понятно, почему Гиркин пытается навести порядок среди этих людей – потому что иначе они осточертеют Славянску, а теперь Донецку, ну, пуще всяких украинских карателей, потому что насчет украинских карателей еще бабушка надвое сказала, а вот это вот у тебя дома.

Не знаю, как теперь придется господину Ахметову в Донецке. Я сильно подозреваю, что ему придется довольно плохо, потому что батальон «Восток», с моей точки зрения, как-то отражал представления Ахметова о действительности. И напомню, что батальон «Восток» не разграбил ахметовской резиденции почему-то и базировался в Ботаническом саду, то есть фактически охраняя эту резиденцию. А теперь вот часть батальона «Восток» убежала, а часть перешла под командование Гиркина.

Понятна также стратегия Кремля, который не имеет отношения, собственно, к тактике Гиркина, которая заключается в том, что всю идею Новороссии слили. Но, видимо, Кремлю и Суркову хочется, чтобы Донецк и Луганск просуществовали под контролем боевиков, ну, по крайней мере, до сентября, когда будут, напоминаю, в Украине выборы. И чтобы таким образом выборы украинские парламентские проходили в этих регионах под контролем сепаратистов. Соответственно, это будет способ засунуть в парламент нужных России, нужных Януковичу людей и это будет уже бескровная победа через федерализацию, вот все вот эти вещи.

Насколько я понимаю, это сурковская концепция. Насколько я понимаю, этой сурковской концепции Гиркин мешает. Я это сужу там не по внутренним ощущениям, а я сужу, например, по приезду господина Кургиняна в Донецк, который, так сказать, заявил напомню что: «Гиркин – фокусник. Ему дали коридор, а он вместо этого сдал город. Мерзость неслыханная. Клялся там умереть». Тем, кто не смотрел это видео, я советую это видео посмотреть: это совершенно потрясающе, когда сидит господин Кургинян на диване и упрекает человека, который, ну, понятно совершенно, под богом ходит.

Вообще при всех ужасах этой войны, вернее, квазивойны… И ужасы в ней какие бы они ни были, они, все-таки, меньше сирийских. В ней, все-таки, есть одно: как всякая война она – хорошие весы для людей. Человек взвешивается на весах войны и оказывается другим. Вот, к сожалению, с украинской стороны мы видим, что гораздо больше намечается героев.

Та же самая Надежда Савченко, о которой я только что говорила. Командир добровольческих батальонов, тот же Семен Семенченко, командир Донбасса. Для меня, конечно, безусловными двумя персонажами этой войны, которые, вот, совершенно другими стали на этой войне, являются с украинской стороны Коломойский, а с российской – Гиркин. Оба – Игори.

Почему Коломойский? Я считаю, что Коломойский, собственно, и был могильщиком идей Новороссии, и именно поэтому, конечно, так недоволен им российский Следственный комитет. Потому что именно когда Коломойский сначала стал губернатором Днепропетровской области…

Я напоминаю, собственно, кто такой Коломойский. Коломойский – это украинский олигарх. Скажем так, очень жесткий украинский олигарх. Украинские олигархи все жесткие, но Коломойский – один из самых жестких, который всегда был приближен ко власти, потому что всякий олигарх приближен ко власти и инструментом получения денег для олигарха является власть. В этом смысле Украина не отличается от России 1996 года или замечательного государства Флоренция во времена Козимо Медичи. Потому что как сказал Козимо Медичи, во Флоренции нельзя быть богатым и не заниматься политикой. Ну, вот, просто так устроено государство.

И, конечно, когда Коломойский, который достаточно близок был к Януковичу, вдруг после его свержения выдвинул идею, что 3 украинских олигарха – Коломойский, Ахметов и Ярославский, по-моему – должны стать губернаторами трех областей, и согласился он только сам на Днепропетровскую область. И понятно, что он это сделал, чтобы избежать уголовного преследования.

Я, собственно, о Коломойском, его роли и почему именно на него озлился так Следственный комитет. Потому что надо понимать, что такое вакуум власти. Вот, как падала власть в самом Киеве? Почему сбежал Янукович и почему некоторые люди из его администрации убежали в Россию, забыв взять с собой иностранные паспорта? Хотя, казалось бы, вроде, Майдан был далеко. Просто потому что 21-го февраля вдруг в 3 часа дня оказалось, что из здания администрации уходит охрана, уходит Альфа, грузится в автобусы. И сотрудники администрации на это поглядели и они начали разбегаться во все стороны. И когда они в 5-6 уезжали из Киева, их машины уже обстреливали на блокпостах.

Вот, когда власть рушится, она рушится. Дальше наступила обратная реакция, когда в этом вакууме власти вдруг оказалось, что Россия безнаказанно взяла Крым, вдруг оказалось, что Янукович или кто-то, или Россия еще силен в юго-восточных областях. Вдруг Путин объявляет об исторической Новороссии. Вдруг там огромное количество агентов, сочувствующих и так далее. И всё это распространяется из Донецка и Луганска подобно пожару, который поджигает степную траву. И менты, и чиновники, которые привыкли слушаться на юго-востоке Партию Регионов, казалось бы, вот-вот возьмут под козырек. И вдруг встает Коломойский, и я просто цитирую его зама Бориса Филатова, который однажды говорил с журналистами. Он сказал, что им было передано всем: «Можете махать своими флагами и кричать, что хотите. Но если вы попытаетесь занять здания, никаких «Уходите, пожалуйста» как в Донецке не будет. Мы будем стрелять без предупреждения. Точка». Вот, как только услышано было это «Мы будем стрелять без предупреждения», как только Коломойский заявил, что он организует батальон «Днепр»… Батальон «Днепр» не то, что так уж сильно сражался. А как только Коломойский заявил, что он выплатит 10 тысяч за голову русского диверсанта… Насколько мы знаем, ему до сих пор не привезли головы ни одного русского диверсанта. И даже сомневаюсь, что Коломойский захватит – как-нибудь еще, небось, извернется. Но это был эффект отрезвления.

И сейчас очень многие в Украине… Им не очень нравятся, особенно в том же самом Донецке успехи Коломойского. Они говорят «Ха! Хорошо тушить пожар, когда у тебя не пылает». Так ровно поэтому и не пылает, что, вот, пожарные команды и ведра всем видны.

И, конечно, понятно, что Коломойский это делает не бескорыстно, потому что тот политический капитал, который приобретет Коломойский на этой истории, ну, с моей точки зрения он позволяет ему баллотироваться в следующие президенты Украины. Я очень удивлюсь, если мы не увидим по окончании всех этих разборок жестокой схватки между Коломойским и Порошенко, потому что я сильно сомневаюсь, что президент Порошенко по своему психотипу и любой президент такой страны как Украина по своему психотипу будет способен терпеть настолько возросшее влияние господина Коломойского. Это будет не Путин и Ходорковский, это будет более серьезная схватка. Я не знаю, кто кого.

Profile

margabeja: (Default)
margabeja

July 2014

S M T W T F S
   1 2 3 45
67 8 9101112
1314 151617 1819
2021 2223 2425 26
2728293031  
Page generated 24/7/17 14:38

Expand Cut Tags

No cut tags