margabeja: (Default)
Вопросы, как серое облако, как туман, который клоками роится вокруг меня, как родителя, с самого рождения моего первого ребенка, все эти вопросы знакомых и незнакомых, родных и чужих: ...приручишь к рукам, избалуешь, дети должны гулять в колясочке, спать в своей кроватке, должен знать слово "нет", кормишь такого большого грудью, пусть он не плачет, ребенок должен быть вежливым, а как же дисциплина, в садик идете? а как же социализация? Лично для меня этот фильм разом отвечает на все эти вопросы, и я честно не знаю, как можно недоумевать "А как же садик?", посмотрев его. Хоть он, конечно, не про садик.
Про ручки, да. И про казенщину, которая в каком-то смысле очень напоминает прививки - редкая гадость, болезнь, вкалываемая, вливаемая здоровому ребенку под девизом "ну все-равно же, рано или поздно". Рано или поздно что? Должен "переболеть"? Рано или поздно до него должно дойти, что жизнь это не мамины ручки, а одиночество и никому не нужность?
Всем рекомендую к просмотру, показывает жизнь с детьми под очень интересным и поучительным углом.
margabeja: (Default)
Вы еще не пробовали ставить на полную громкость безрекламный микс музыки 80х? Тогда мы идем к вам!
Jump for my love! Jump in!

Что там с видеорядом не знаю, мы принципиально только слушаем. И танцуем, конечно. Хороводом и паровозиком йо-йо!
margabeja: (Default)
Сегодня у нас какой-то разгул сумасшедших. Я вполне понимаю, что у детей бывает период тотального жлобства отстаивания частной собственности, но три таких эпизода за два часа прогулки, это слишком.
1. Мальчик лет пяти с огромным ведром крупных мелков. При виде Алисы орет: "Не дааам!", когда Алиса таки подобрала один из 20! мелков, чтоб рисовать тут же, вместе, стал забирать, а когда не удалось, начал со всей дури размахивать кулаками. При этом папа: томно болтал по телефону. Увидев происходящее, пробормотал что-то про "нададелица", быстро собрал ведро и улепетнул на другую дорожку, тоже метров в 30 от площадки, не то, чтобы спрятался.
2. Буквально через 10 минут, уже в песочнице при полном присутствии детей, окологодовалый мальчик с машинкой и привычным набором пасочек-лопаток. В шапке, дутой куртке, шарфе и шерстяных перчатках 8-0. Алиска в этот момент пошла на горку, а Марк деликатно, без резких движений зашел тоже покопать. Ну ладно, реакцию мальчика немедленно прижать к себе машинку я понимаю, но дедушка? Который стремительно бросается запихивать все песочные причиндалы в коляску?? А как только Марк выходит из песочницы, выкладывает всё обратно?
3. Или мальчишка лет 10, который на просьбу посмотреть машинку, отвечает, мол, бабушка не позволяет. И эта самая бабушка стоит рядом и одобрительно молчит?
Кто эти люди?
Они действительно боятся за свои игрушки?
Они правда думают, что забрать-не дать-спрятать - это эффективный способ сосуществовать на планете с другими людьми? Поэтому учат такому своих детей и внуков?
Жалко, что они молчат, мне правда хотелось бы услышать какую-нибудь лекцию малышне типа "никогда не давай другим своих вещей, а то сломают, запачкают и никогда не отдадут". Хоть бы повеселилась.
И, да, я очень горжусь своим мальчиком, который очень любит свой мотоцикл, но верит, что с тем ничего не случится, если кто-то на улице возьмет его покататься. Эта вера не свалилась ему на голову, он просто знает это и верит мне, потому что я говорила с ним об этом и показывала своим примером, своей реакцией, что так играют на площадке - с доверием и благорасположением ко всем детям.
И дочкой горжусь. У которой сейчас та самая фаза ранимого чувства обладания, которая обязательно идет гулять с чем-то неприкосновенным, что прячется в мой рюкзак на подходах к площадке. А дальше - все, что выкладывается на песок, щедро дается всем гуляющим. И я честно не помню ни одной слезы с прижиманием к груди лопатки - "Моёёёёёёё!!!"
Интересно все же, почему так бывает. 
Tags:
margabeja: (Default)
Кто б подумал, что иногда чтоб набраться душевных сил и свежего вдохновения, достаточно сводить дочь на танцы? Не уверена, что сильно повлияли бело-розовая пачка, профессиональный черный купальник и черные же - не чешки, нет, простигосподи, а балетки, тканевые с уплотненными пяточками и резиночками крест-накрест, поверх белоснежных колготок, ну и белое лебяжье перо в строгой прическе, как без него?)
Алиса в восторге, Алиса замечательно вписалась в новую атмосферу, схватывает всё налету, получает удовольствие от прыжков, па и разминки... и для нас эти выходы (три минуты от дома) - чудовищно тяжелы. Марку в "клубе" не протолкнуться, на занятии не пошляться, в коридоре - даже сесть негде. Оставить не на кого. Иногда хочется заломить руки "вот был бы муж", но тут же вспоминаешь, что в 17-45 во вторник и пятницу мужа нет нигде. Нигде, кроме работы. А на его работе вряд ли учат делать пёти-плие. Неужели, без няни не обойтись?
В эти дни мне всё давалось как-то ужасно сложно: у детей своя революция, они не хотят есть за столом, пить за столом, одеваться на улицу, возвращаться с улицы, купаться, иногда сваливаются в сон уже вечером, а потом пляшут до часа ночи. Я сползаю по стенке, я чувствую себя в конце дня, будто с утра толкала товарный поезд. Возможно, даже без рельс. Каждый день я трачу последние силы на борьбу с чувством вины: я не даю себе права "не тянуть", уставать, не быть идеальной матерью *устало вытирает испарину*.
Или вот сидела и думала про неуемную энергию детей и про то, что не развиваю юные умы. Когда врывается Алиса и вопит: "Мама! Там играет "Torreadore en garde!" - с прекрасным таким прононсом, моим, ага)
Марк, который много говорит, но понимают его пока немногие, в пиццерии, вчитывается в меню: Мама! Буквы!
Оказывается, в эти дни он умудрился выучить все буквы - уж очень это дело его забавляет. Теперь, вот, начинает играть с цифрами 8-)
Вечером в ванной Алиса учит его правильно петь английские песни, поправляет слова, Марк в восторге.
Ладно, думаю, обойдемся тогда без садика)
Сегодня вечером бегали голые после прогулки по дому и орали: "Разом нас багато, нас не подолати!" А Алиска прыгала по кровати: "У-КРА-Ї-НА!" И откуда они это только берут?)  
IMG_1216
margabeja: (Default)
"Не шумите!" А разве шумели
Мы? Андрюша стучал еле-еле
Молотком по железной трубе.
Я тихонько играл на губе,
Пальцем книзу ее отгибая.
Таня хлопала дверью сарая.
Саша камнем водил по стеклу.
Коля бил по кастрюле в углу
Кирпичом, но негромко и редко.
"Не шумите!" - сказала соседка.
А никто и не думал шуметь.
Вася пел, ведь нельзя же не петь!
А что голос у Васи скрипучий,
так на то мы и сгрудились кучей:
Кто стучал, кто гремел, кто скрипел,
Чтобы он не смущался и пел!
А. Кушнер
margabeja: (Default)
Прячутся под одеялом, Алиса кормит Марка сисей: "Покушай, у меня вкусное молочко!" Дожили) 
margabeja: (Default)
Когда у меня не было детей, я наивно полагала, что сырники жарят потому, что это очень прикольная (вкусная, золотистая) еда.
Кто б подумал, что на самом деле их жарят потому, что это единственный способ весело впихнуть в ребенка полкило творога?
Аналогично: варенье/компот - компромиссную дозу витаминов, блины - углеводов, мороженое - белков.
И какое же наслаждение: слушая тишину, нарушаемую только довольным чавканьем, ставить в уме галочку: завтрак-тик, кальций-тик. Дзен, теперь пошли гулять)
Tags:
margabeja: (Default)
сентябрь 2013
*стремительная рука попала в кадр в последнюю секунду съемки натюрморта)*
Tags:
margabeja: (Default)
На улице, как и вчера, льет дождь, на балконе завяла мята, в бабье лето верится с трудом. Вчера спонтанно купили в Кишене термос - как его можно было не купить с такой картинкой?) *маркетинг форева*
termos_big_image
Хочется достать огромные свитера, закутаться и пить горячий чай. Грустно, что мятного с балкона мы как-то и не попили, а теперь - пока, до следующего лета.
Деткам надо столько всего теплого-непромокаемого, яркого, чтоб раскрасить серые мокрые холода. Позавчера вечером потащила детей в Караван, сумасшедшая мать, на ночь глядя, как знала, что на следующее утро польют дожди. Искали ветровки, попали на "нувоообщенеизчеговыбрать". Честно-честно, нашли одну единственную ветровку - в МК, без карманов, без резинок, на дешевом флисе, конечно, за 650 грн. Как ужасно знать стоимость материалов, понимать их качество, видеть кривые швы, поднимать брови на торчащие из 650-ти гривен нитки. И как ужасно, что мембрана шьется так сложно. Наверное, я наловчусь ловко шить прорезиненную плащевку, но лет через пять хехе. Хорошо, что и через пять лет мои дети еще будут вырастать из своих курток.
А так оффлайн шоппинг как обычно расстраивает и удивляет. Такой сюр: ага, в длинном списке "на осень" отмечаем "непромокаемые штаны Алиске - 660 грн" (не мембрана - болоневые такие, ну Геп, конечно). И вот в оффлайне за эти отдельно взятые 660 грн. в списке на осень-зима приобретаются: ботинки Куома, непромокаемые штаны Ленне и ветровка. Как хорошо, что магазины теперь не монопольны в своем могуществе укутать нас в холодные времена.
Радует в оффлайне только замороженный йогурт со свежей голубикой, клубникой и малиной, привет, уходящий август, и неплюющимся уже фонтаном, в который, слава богу, дети уже не хотят окунуться.   
Tags:
margabeja: (Default)
Я всё чаще думаю, насколько по-разному мы видим жизнь находясь в разных ролях. Как бы я ни фантазировала, мне очень сложно или даже невозможно представить себе, как живет инвалид (особенно, в нашей стране). Или мужчина, к примеру. Или даже беременная женщина – хоть я и бывала в этой роли уже два раза, забывается быстро, когда уже не актуально.
Я всё чаще думаю, насколько мы меняемся, становясь родителями. Именно когда сами берем на себя эту роль, не когда просто вырастаем, не когда начинаем общаться с детьми других. Мне кажется, что даже уже совсем взрослые, мы живем взглядом ребенка до последнего. Мы искренне не понимаем, почему взрослые так раздражались от баловства, которое приносило столько кайфа, почему они не делали каких-то объективно правильных вещей, которые так приятны всем. Я поняла, почему я любила Гапчинскую. Когда я приходила в ее галерею, я всегда думала, что обожаю этих милых-премилых детей, которые, такие трогательные, делают какие-то свои очаровательные дела. Мол, какая молодец Женя, так верно видит всё про детей. Когда у меня самой появилась малышня, я вдруг осознала, что Гапчинская внезапно – мимо меня. Что ее картины – отражение ребенка в сердце взрослого, но никак не настоящего ребенка, как он есть на самом деле.
Теперь, когда я стала мамой, мой горизонт расширился, мое видение стало более перспективным, теперь я знаю, почему может злить это сто пятьдесят пятое «смотри-смотри!», как можно не идти по бровке, хоть это и весело, почему можно устало смотреть на очередное «почему». Все дело в ресурсе. Когда ты еще сам не дед мороз, у тебя его еще так много, и кажется таким понятным и очевидным, что надо делать с детьми – конечно же всё то, чего не делали с тобой: обнимать, целовать, любить, прощать и много-много играть, стараясь не упустить драгоценного момента, который так быстро уходит. А когда силы на исходе, ты живешь в режиме экономии, держась за видение «ребенка» как за путеводную нить, надеясь только не скатиться в Склочную Мать, злясь на сто пятьдесят пятое «смотри-смотри», огрызаясь на разлитое какао и устало, да, совершенно опустошенно смотря на очередное «почему» в конце дня.
Это знание приходит почти одновременно с другим опытом: до меня только сейчас дошло, как могут в конце дня болеть руки. Или ноги. Или хуже видеть глаза. Раньше я была дерзко уверена, что болеть может только от травмы, а эти все «руки болять, злипаються оченьки» - сплошные манипуляции, взвывающие к чувству вины детей.
Тогда я думаю, насколько же мы зависим от внешних обстоятельств, от ситуации, в которой мы живем. Нам кажется, что мы сильные, смелые, все прощающие, гармоничные со всей природой, а оказывается, у нас просто не сломана нога, у нас просто еще ни разу не умер на руках ребенок, мы не сидим в тюрьме, не боремся со вшами, не решаем проблему как преодолеть три ступеньки в автобус, если ты в инвалидной коляске и т.д. Мы даже не представляем, насколько нам повезло на самом деле. Потому что, наверное, это тоже закон природы – ценить и осознавать начинаешь только когда теряешь это.
И я даже не представляю, каким закаленным должен быть монах (или кто там на пути духовного развития), чтобы его ум был одинаково безмятежным во всех этих ситуациях. Да и бывает ли в этих ситуациях тот, кто не за кого, кроме себя, не отвечает?
Мое же духовное развитие сейчас свелось к тому, чтобы насколько только можно держать себя в руках, когда ресурс на исходе, и сознательно, иногда через силу выходить из роли мамы в роль ребенка, вдох-выдох – ничего больше.
Tags:
margabeja: (Default)
Когда мы сегодня утром танцевали с детьми на кухне буги-вуги, я думала о том, как жаль, что в моем окружении больше нет ни одной мамы, которая бегала бы с детьми так, как я: со своими и чужими, догоняла, танцевала эти безумные танцы, играла в прятки, рассекала паровозиком по парку. И мне вспомнилась Оля - девчонка, с которой мы ездили на Гоа, когда Алисе был год и месяц. Вот она такая, что могла бы)
А потом вспомнилось, что тогда в Индии ее дочке Майе было ровно столько же, сколько Марку сейчас: год и восемь. Я стала вспоминать, насколько они не похожие, в общем, хотя в чем-то такие же мамсы привязанные.
И как же дивно вспоминать о том, что Оля оставляла дочку спать ночью одну, в маленькой Индийской комнатке, иногда оставляя с ней своего Тибетского бойфренда, а сама уходила до утра на дискотеку; о том, что Майа была без груди к тому моменту уже больше полугода; что Оля не хотела носить ее на руках, мол, должна ж уже такая большая сама бегать. Такая большая. Мой маленький мальчик) Какие же мы все таки разные, мамы!
margabeja: (Default)
Каждое утро Марк играет со мной на пианино. Он просто любит это: когда я зову: "Пойдем, Марк, играть!", он тащит свой маленький стульчик с Микки-Маусом, ставит ножки на оранжевую подушечку, чтоб как мама жать на педали; раскидывает локти, забрасывает голову, прикрывает глаза - Марк играет Баха (конечно, Марчелло!)) Алиска тоже любит побить по клавишам, но Марк это делает как мама, в том же ритме, с тем же настроением, подстраивается, как может. Я никогда не забуду выражение его лица, когда трех месяцев от роду он услышал живую игру на пианино. Это было громко, слишком громко, как по-мне для такого младенца, но он млел. Он был в восторге, он заслушался! А потом заснул, под эти громкие, сотрясающие звуки, да.
Ну и чтоб разбавить пафос, вот последняя его любимая песня. Постоянно ее требует: "Дядя, дядя" и напевает. Весьма похоже)
margabeja: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] olkan в Границы
Есть распространенное и повсеместно используемое выражение "проверять границы", оно настолько вошло в оборот, что мы не особо задумываемся, кто и какие границы проверяет, а главное - для чего. "Он просто проверяет границы" - это такое избитое оправдание, что эти некие "границы", нужно провести чертой пожирнее, чтобы неповадно. Какие, да и нужно ли - никто не спрашивает.

Ребенок начинает проверять границы не во время кризиса 3 лет. И даже не в период "ужасных двухлеток". А с самого первого дня. Что тут говорить - мы сами до сих пор проверяем границы - "а ну как на этот раз это "он"?", "а не взяться ли мне за марафонский бег в 37 лет", " а смогу ли я", а прогнется ли этот мир под нас? Это хорошие границы, их стоит проверять и ломать. Это границы наших страхов, неумений, границы шаблонов и глупостей, комплексов и предубеждений, наших возможностей и воли. И мы поддерживаем ребенка в его первых неумелых попытках лепетать, дотянуться рукой до края кровати и встать в ней, впервые встать - можно ли представить, как он может это ощущать, вдруг почувствовать слабую надежду на стойкость на этих неуверенных, ватных, неустойчивых младенческих ножках? Он только что сломал границу горизонтальности, и мы плакали от невыносимой нежности, гордости и умиления, и поддерживали его за руки, и говорили "малыш, ты сможешь!". И он ломал границу зависимости от нас, впервые отобрав ложку и размазывая кашу по щекам, и упрямым "я сам!" стаскивая неуклюже с себя такие сложные, прилипчивые, неухватишьникак трусы, стараясь, вырастая, взрослея, и мы гордились, и говорили на разлитый суп "ничего, это ерунда, мы это сейчас вытрем - но ты же сам, сам ешь!", и не показывали, как перемываем за него полы - мы хотели, чтобы он шел вперед, мы поддерживали незаметно, чтобы не сломать эту хрупкую фарфоровую первую гордость, чтобы никогда никогда он не почувствовал себя маленьким, неловким, глупым, ущербным. Чтобы он знал - что он сильный мальчик, и со всем справится.

Нет для ребенка сильнее послания, чем "ты мой сильный маленький мальчик, у тебя получится, я с тобой".

В этом две могучие силы, то, без чего так трудно жить на свете, и если вам захотелось плакать сейчас, как мне, то вы поймете, что сильнее не будет ни поучений, ни нотаций, ни развивалок, ни слов, нет ничего сильнее и важнее для ребенка, чем ваша вера в его силы, и ваша любовь и защита. Они бесконечно кормят и всю жизнь будут кормить две его движущие силы - потребность покорять мир, и потребность быть принятым и любимым.

А потом вдруг вместо умилительного освоения самостоятельного питания или сидения на горшке, ему становится 3 года, и он точно так же осваивает принятие самостоятельных решений. Он научился управлять трехколесным велосипедом, и он учится управлять людьми.

"Нет, я буду делать, как Я хочу!" говорит он в лицо. Или делает в лицо.

И нас накрывает. Накрывают все наши детские запреты и глупые бихевиористские страхи, ах если мы ему сейчас не покажем, кто в доме хозяин, то он сядет на шею.

Может быть, дело не в хозяине? Может быть, хозяин это не тот, кто, пользуясь силой и опытом, задавит и заставит сделать по-своему? А все  же тот -  кто сильнее, мудрее, щедрее, у кого хватит банальной взрослости разглядеть разницу между силой и направлением, и не давить силу, а продолжать давать направление.

Когда он "осваивал" конфорки на плите, мы не орали и не запирали его в комнате, мы давали ему "покрутить" что-то другое, и объясняли почему, объясняли с уважением и доверием его способности понять. И он понимал.

Может быть, вместо "ах так, тогда .... (не получишь сладкого, лишен мультиков, не пойдешь на праздник, сиди в своей комнате, пока не подумаешь), мы сможем в очередной раз остановится и понять, что он просто ВЗРОСЛЕЕТ И ПОКОРЯЕТ МИР. И нас, в том числе. И должен покорить, рано или поздно, и мы есть, чтобы уберечь его от газовых конфорок и футбольного мяча на дороге, а не для запрета пробовать готовить или играть в футбол. Чтобы задать направление, а не убить силу, это потрясающую врожденную силу исследовать, пробовать на прочность, взрослеть и расти.

Может быть, если бы мы сказали: "Я вижу, ты стала взрослее и хочешь решать сама. Я не могу позволить сделать тебе ХХХ, потому что это опасно (жестоко, обидно, вредно и т.д.), но мне кажется, тебе пришла пора самой решать ХХХ", ее желание перечить и топать ногами, эта сила взросления, найдет себе выход в новом уровне решений, которые она теперь может принимать сама, которым мы подчинимся, и ей не нужно будет биться лбом во все стены наших запретов.

И если есть границы, которые стоит подвинуть, то так же и есть границы, которые двигать нельзя. Нельзя причинять пустую бессмысленную боль, нельзя подвергать опасности себя и других. Маме нельзя перестать любить ребенка. И мы можем и должны, задаваясь всей той же идеей направления, не пускать в опасность, бесчувственность, жестокость. И мы можем и должны продолжать доказывать, что граница нашей любви - незыблема.

Может быть, он проверяет не только "а если я сделаю запретное, что случится?" в своей силе исследования мира, а и "а если я сделаю запретное, мама все еще со мной?". Она все еще та мама, которая говорила "я с тобой, малыш"? И если границы возможности решать и управлять можно и нужно позволять ломать, в рамках разумного направления, то эту границу очень важно отстоять. "Ты поступил очень плохо и жестоко, так бывает. Давай подумаем, как мы можем это исправить". Мы. Ты оступился, но ты справишься. Давай подумаем, чему мы научились, и как больше так не поступать. Ты хороший. У тебя получится. Я с тобой.

Когда он кричит в лицо "Я тебя не люблю! Ты плохая!" очень очень очень важно, чтобы он вдруг почувствовал, что в этом страшном омуте злобы и одиночества, куда он неуклюже влез, пытаясь повзрослеть и научиться управлять мамой, мама его не бросит одного, как не бросала, облитого горячей липкой кашей, или шлепнувшегося ладошками в грязь. Мама скажет "Ты говоришь злые слова. Ты делаешь мне больно". И даст время ему, уже повзрослевшему и вдруг сломавшему такую неприступную границу, внутри чему-то важному в этот момент научиться. И когда он придет (а он придет) с протянутыми ручками, она его примет, без унизительных втираний и вымученных искусственных извинений.

Мы тут на пикник собирались,  Тесса не хотела ехать, я уболтала-отвлекла-завлекла. Приехали - и попали под дождь, вымокли, замерзли. Шли мокрые домой, и я сказала: "Эх, Тесса, надо было мне тебя послушаться". Я так сказала, без глубоко педагогических заморочек, просто искренне. Я всегда стараюсь с ними искренне.
"Да, мама, надо было тебе меня послушаться", - сказала Тесса. Сказала важно, осознавая случившееся, повторила еще несколько раз.

"Тебе надо было меня послушаться", - сказала она, проживая каждое слово.

Как я гордилась ей в этот момент.
Tags:
margabeja: (Default)
В прошедшую субботу таки вышла программа с нами - на канале Тонис. Посмотреть можно на их сайте в видиотеке программы "Родительский дневник":
http://www.tonis.ua/index.pl?page=videoteka&id=sch_d_b
Я довольна)
Tags:
margabeja: (Default)
"Все рождаются художниками, никто не рождается бухгалтером" - принесла френдлента. И подумалось, насколько естественно сейчас поддерживать в детях любое творческое начало, насколько лично у нас все было иначе в начале 80х. Когда я прогрызла родителям голову тем, КАК я хочу ТАНЦЕВАТЬ! Я танцевала всегда и везде, без музыки, на публике, в песочнице, ночью перед сном в темноте, за что получала нагоняй. В ответ на это мама наконец повела меня в ОДНУ студию или как там это называлось в те времена. Мы попали на разминку, поэтому я так и не узнала их специализации. Но, в общем, меня не взяли, потому что я, видите ли, не сажусь на шпагат. И это клеймо прилипло ко мне навсегда, я даже сейчас пишу об этом, покрываясь легкой испариной стыда - я "непластичная". Не знаю, стала ли я танцевать по жизни меньше после этой встречи, но странно, что на выданный приговор мама кивнула и больше никогда меня никуда не водила. Ну, непластичная ж.
Ну и еще про фантазию. Сидят сегодня мои пончики на своих кормительных стульчиках за завтраком. Алиска выдумывает: "Мы бурундуки, меня зовут Чип!" Я, мимоходом поддерживая беседу боком от убегающего молока: "А это Дейл?"
А:" Нет. Это Семён".
Вот такие бурундуки.
бурундуки
margabeja: (Default)
Вчера меня внезапно пожалели. Да так правильно, неназойливо, не жалостливо, без обвинения детей в том, что они головная боль, без подтекстов и эгоистичных комментариев. Это была инспектор собеса. Она должна была заполнить анкету о том, почему у нас с мужем разные прописки. И сказала просто: "Они так быстро вырастут, что ему покажется, будто это совсем просто и легко". Я даже не поняла сначала, кому легко. Подумала, наверное, она про меня. Это же я у нас "не работаю", это же муж у нас "в забое". Я-то что? Просто кормлю, убираю, купаю, мою горшки, одеваю, выгуливаю, расчесываю, мою посуду, которая никогда не кончается, мирю, разнимаю драки, вытираю носы и слезы. Варит ли нам кто-то есть, хоть иногда? Остается ли с детьми хоть на час в месяц? Когда к нам кто-то приезжает "потусить с детьми", на час на площадку, и я, бывает, отпрашиваюсь, убегаю в магазин, не одна, конечно, с Марком, и все равно на меня каждый раз смотрят слегка "ну вот, не хочет с нами пообщаться, поговорить, потусить, неторопливо расспросить, как у нас дела, как огород, как наши собаки, ну вот, убежала по своим делам, эгоистка". Можно подумать, что я это себе надумываю, но из объективного: я не помню, чтобы кто-нибудь хоть раз прямо предложил: Натали, слушай, ты наверное уже закрутилась одна с двумя, пойди, отдохни, хоть кофе в Репризе выпей, хоть по улицам пошляйся сама, а я тут пока с гавриками посижу часок. Ни разу. Ну да, я помню, что я сильная личность и яжемать, и что на лбу моем написано "Я сама выбрала этот путь, люблю детей и не трогайте меня". Но вот эта инспектор вчера... Она поняла. Да так, что я еле сдержалась, чтобы не разрыдаться, не упасть ей на грудь и не рассказать, как оно на самом деле, да. Как это трудно. Как хочется отключиться, хоть иногда, как не получается.
В общем, это был позитива пост, если кто не заметил. О том, какой у нас замечательный собес, а особенно мои любимые инспектора, которых я знаю только как "стол номер два" и "кабинет сто девять". Люблю вас, девочки. А одна из них переводится в другое место. Как я буду без нее? Осиротело. 
Tags:
margabeja: (Default)
У нас наконец настоящая весна. Сегодня гуляли три часа на площадке - почти незаметно, только ноги слегка гудят.
Разговорились с двумя мамами про садики. Теперь запись в них идет через отдел образования какой-то: высиди многочасовую очередь, а потом отслеживай по Интернету свою очередь. Думаю, это вполне себе иллюстрирует наш общий уровень цивилизованности)
Первая мама рассказывала, как им повезло почти без взяток, почти без слез в поликлинике отдаться в садик, где они почти и не привыкали к ужасной еде и почти не болели нескончаемыми болезнями.
Вторая мама была мне особенно интересна - она рассказывала, как устраивала в сад свою безпрививочную дочь. Успешно, кстати. Но пять месяцев каждый день ходила в поликлинику, распечатывала законы, умоляла, угрожала. Единственно перед чем она была непреклонна - не давать взятки. Мол, лучше эти деньги онкобольному ребенку перечислить, чем отдать за то, что тебе положено по конституции. Система была непреклонна. У нее, оказывается, на любой случай есть два закона: один говорит "можно", другой - "нельзя", выбирает тот, у кого больше власти или денег. Но мама была до невозможного упрямой, грязь к ней не прилипала. Она собрала пакет документов в суд, и только тогда ей выдали справку, где написано "рекомендуем в сад".
После этого на ее голову пала манна небесная в виде хамства нянечек, древней мебели, постоянного побирательства персонала и, конечно, хронического ОРЗ с осложнением на отит, но это уже совсем другая история.
Институт дошкольного образования стоит цитаделью в моем воображении: загадочным, таинственным, неприступным с хитрым древним лабиринтом перед вратами, рвом с тиграми и привратницей с огромной шваброй. Непонятным остается только одно: с чего бы нам туда ломиться? Оговорюсь, что вопрос этот риторический: я надеюсь, этот Джо будет оставаться для нас неуловимым, ибо он нафиг не нужен)
А еще позавчера мы были на "Пчеле" и грелись потом под солнышком в Куреневском парке, люблю его безмерно. Вокруг кружилась такая знакомая мамско-детская жизнь. И насколько странно было заметить, как засыпающего или только что проснувшегося бублика, такого же, как мой Марк, и какой еще совсем недавно была Алиска, можно не угостить сисей и обнять, а бешено, уже с ненавистью качать в коляске - вот-вот перевернется. Вот такая зарисовка: сижу с Марком, который мирно посапывает в слинге, на бордюре песочницы, сажу с Алисой деревья-веточки, наблюдаю, как достаточно далеко другая мама истощенная уже грозиться перевернуть коляску, в которой младенец не желает спать, думаю о том, что мой Марк, пожалуй, тоже не захотел, даже после сиси, а, собственно, и зачем оно - ему и мне? Думаю, как славно, что у нас есть слинг, хоть мы уже и привыкли к нему, как к второй паре рук, даже не ценим и не отмечаем, что мы особенные, не то, что три года назад.
И тут перевожу взгляд на мам рядом и ловлю на себе уже привычный хмурый взгляд, который можно перевести как: "Женщына, WTF are you doing?", и вспоминаю: таки да, мы просто живем слегка на разных планетах, хоть и с детьми.
Tags:

Profile

margabeja: (Default)
margabeja

July 2014

S M T W T F S
   1 2 3 45
67 8 9101112
1314 151617 1819
2021 2223 2425 26
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Page generated 24/7/17 14:35

Expand Cut Tags

No cut tags